вторник, 28 октября 2014 г.

"Сахарная пудра" - знакомство! =)



Всем доброго времени суток!..может Вы, дорогие читатели, вспомните меня, хотя меня уже не было здесь давным давно...да и блог мой раньше назывался совсем по другому))
Но жизнь идет, многое меняется...и с сегодняшнего дня (точнее ночи) я приглашаю Вас в нашу мини-кондитерскую!.. Да-да!.. Я приглашаю Вас в наши рабочие будни (мои и моей замечательной подруги)!.. 
Теперь мы - это "Сахарная пудра"...возможно Вам будет интересно =)

Ну а начнем мы доброй историей Анны Никольской...прочитайте, не пожалеете =)

"О леденце и водителе троллейбуса"

В кондитерской на углу Тополиной и Розмариновой улиц, жил один леденец на палочке. Он жил в большой стеклянной банке, которая стояла в витрине. Это было замечательное место! Из банки леденцу было видно всю Тополиную и даже кусочек Розмариновой улицы. И всех-всех маленьких девочек, которые стояли у витрины и облизывались. Другие обитатели кондитерской, жившие в холодильниках и на полках, немного завидовали леденцу. Ведь о том, что происходит в городе, они знали только с его слов. Конечно, в витрине у него тоже были соседи - торты, пирожные, слойки, маффины и ромовые бабы - но все они были муляжами, поэтому не умели разговаривать. И глаз у них тоже не было.
Леденец просыпался рано - когда на улицу выходил дворник Игнатьев. Летом он ходил со шлангом, осенью с метлой, а зимой с лопатой. Он поливал тротуар, чтобы пешеходы не чихали от пыли. Или посыпал его песком, чтобы они не скользили по льду, а леденец смотрел на Игнатьева и улыбался. Ему очень нравилось то, чем дворник занимается. Поливать тротуар было гораздо интересней, чем сидеть в банке, пусть даже и со всеми удобствами.
Но больше всего леденцу нравилось, когда мимо кондитерской проезжал троллейбус. С большими сверкающими окнами! С колесами! И главное, с рогами! Внутри троллейбуса сидели люди - совсем как леденец в витрине. С той лишь разницей, что люди куда-то ехали, а он никуда.
"Вот бы мне стать водителем троллейбуса, - мечтал он. - Сидеть за рулем и везти пассажиров по улице! Сначала по Тополиной, потом по Розмариновой, потом..." Что шло после Розмариновой улицы, леденец не знал, но ему всегда казалось, что там что-то такое необыкновенное.
Однажды он поделился этими мыслями со старой ватрушкой. Она жила в кондитерской с незапамятных времен и была очень умной.
- Выбрось всё такое из головы! Твоя судьба - быть съеденным, а не троллейбусы водить.
Леденец не поверил старушке, но в его большой круглой голове поселились сомнения.
"Неужели я только и создан для того, чтобы меня кто-нибудь съел? Ведь я такой красивый и необычный. Нет, я уверен, что у меня какая-то другая судьба".
Шли дни, в кондитерскую приходили люди. Они пили кофе и чай, заказывали пирожные, съедали их и уходили сытыми. Никто не покупал леденец и, по правде говоря, он этому радовался.
Но вот однажды в кондитерскую пришел человек в шляпе. У него были большие рыжие усы, как у кошки. Человек не стал пить кофе или покупать торт. Вместо этого он кивнул на банку с леденцами и сказал:
- Мне вон тот, разноцветный!
Леденец не сразу понял, что речь идет о нем. А когда понял, то страшно испугался. Пока кондитер доставал его из банки, заворачивал в бумагу и укладывал в пакет, леденец представлял себе, как его будут есть. Как его будут щекотать усы! А ведь он же боится щекотки!
Мужчина сунул леденец в нагрудный карман, заплатил кондитеру и вышел на улицу. Звякнул дверной колокольчик, и леденец с тоской подумал, что слышит этот звон в последний раз. А ведь он даже не успел попрощаться с соседями.
Мужчина долго куда-то шел. Шел, шел, шел. Леденец не видел, куда - он был упакован. В кармане у человека была тепло, и скоро леденец заснул. Он спал тревожно. Ему снилась родная банка, в ней сидел дворник Игнатьев с метлой. Он ласково улыбался и гладил леденец по голове.
Проснулся леденец от шума, и еще оттого, что его сильно укачивало. Вокруг было темно, и он решил, что, наверное, его уже съели. Но потом леденец вспомнил про пакет.
Выкарабкавшись из оберток, он высунулся наружу и ахнул. Перед ним бежала улица! Не Тополиная и не Розмариновая, а совершенно незнакомая! С огнями! В окнах! И в фонарях! Она неслась на какой-то огромной скорости, и вместе с ней мимо леденца проносились люди, дома, деревья, скамейки и мусорницы.
"Я еду, - догадался леденец. - Я в троллейбусе. И, кажется, я им рулю".
Конечно, леденец ошибся: он же не мог рулить троллейбусом, сами понимаете. Но ведь он сидел в нагрудном кармашке водителя троллейбуса, и поэтому ему так казалось.
Водитель смотрел вперед, насвистывая себе под нос веселую песенку, и леденец тоже стал смотреть вперед и насвистывать. Он даже представил усы у себя под носом и руль у себя в руках. И сами руки. Это было потрясающе!
Весь вечер леденец катался на троллейбусе, а ночью они приехали в троллейбусный парк. Там было много разных троллейбусов и все они уже спали. За день леденец так устал, что скоро тоже уснул.
На следующее утро его съела маленькая девочка. Дочка того водителя с усами. Это был очень вкусный леденец, потому что в своей жизни он все-таки успел поводить троллейбус.

Анна Никольская "Кондитерские истории. На углу Тополиной и Розмариновой"

Комментариев нет:

Отправить комментарий